Эксклюзив

Пресс-релиз

ECTO заправляет призами!

ECTO заправляет призами!

23.12.2013Компания LUKOIL-Moldova — лидер рынка нефтепродуктов Молдовы, провела с 28 октября по 19 декабря 2013 года промо-акцию «ECTO заправляет призами!». В двухмесячной акции приняли участие более 120 тысяч купонов, заполненных автовладельцами на 102 заправочных станциях компании в Республике Молдова. Розыгрыш призов состоялся 21 декабря 2013 года на АЗС LUKOIL-Moldova № 015, расположенной по адресу г. Кишинев, ул. Арборилор 17 (виадук).


Пресс-релиз

Пресс-релиз

05.04.2013Moldasig продолжает лидировать на страховом рынке Молдовы


Пресс-релиз

Пресс-релиз

05.04.2013Такого рода атаки на бизнес недопустимы в цивилизованном обществе

Пресса

МАРИАН ЛУПУ: ПРЕДЕЛЬНЫЙ СРОК ВЫДВИЖЕНИЯ КАНДИДАТА НА ДОЛЖНОСТЬ ПРЕМЬЕРА - КОНЕЦ БУДУЩЕЙ НЕДЕЛИ

МАРИАН ЛУПУ: ПРЕДЕЛЬНЫЙ СРОК ВЫДВИЖЕНИЯ КАНДИДАТА НА ДОЛЖНОСТЬ ПРЕМЬЕРА - КОНЕЦ БУДУЩЕЙ НЕДЕЛИ

05.04.2013Предельный срок выдвижения кандидата на должность премьер-министра - конец будущей недели, - считает председатель парламента, лидер Демократической партии (ДПМ) Мариан Лупу.

Фотогалерея ( ru-ro-en)

ЕС ПОДДЕРЖАЛ ПРОЕКТ МОЛДОВЫ, ГАГАУЗИИ И ПРИДНЕСТРОВЬЯ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ  ДОВЕРИЯ УЧИТЕЛЕЙ ДВУХ БЕРЕГОВ ДНЕСТРА

ЕС ПОДДЕРЖАЛ ПРОЕКТ МОЛДОВЫ, ГАГАУЗИИ И ПРИДНЕСТРОВЬЯ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ ДОВЕРИЯ УЧИТЕЛЕЙ ДВУХ БЕРЕГОВ ДНЕСТРА

Комментарии

БУДЕТ ЛИ «ПРОРЫВ» В ПРИДНЕСТРОВСКОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ?

22.09.2008 БУДЕТ ЛИ «ПРОРЫВ» В ПРИДНЕСТРОВСКОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ?

(Политический комментарий обозревателя агентства «ИНФОТАГ» Анатолия ГОЛЯ)

Часть 1. События на Кавказе – новый катализатор переговоров по приднестровскому урегулированию

В середине апреля состоялась первая за семь лет встреча президента  Молдовы Владимира Воронина и лидера Приднестровья Игоря Смирнова. Хотя встреча проходила в достаточно холодной обстановке, сам факт ее проведения дал повод официальному Кишиневу говорить о неком «прорыве» в отношениях с Тирасполем и о грядущем окончательном урегулировании приднестровского конфликта. К этой встрече молдавские власти провели ряд PR-акций: заявили о признании и гарантировании собственности участникам приватизации в Приднестровье, призвали к возобновлению переговорного процесса и начали готовить проекты документов для обсуждения, выступив с пакетом инициатив по укреплению доверия между сторонами. Но – самое главное - проявили максимальную лояльность к России и заручились ее поддержкой таким образом, чтобы Приднестровье не стояло в одном ряду с Абхазией и Южной  Осетий.

Ни для кого не секрет, что приднестровский вопрос активно используется всеми молдавскими и приднестровскими политиками в своих предвыборных целях. Стоило ожидать, что в связи с приближающимися парламентскими выборами нынешние молдавские власти попытаются вернуть в повестку дня приднестровскую проблематику. Встреча, которая состоялась в апреле, за год до парламентских выборов в Молдове, подтвердила эти предположения.  Воронин практически пересмотрел свою позицию 2001 г. о нецелесообразности встреч с лидером Приднестровья Игорем Смирновым, который в ходе этих раундов переговоров занимается только решением сиюминутных задач.

Состоявшаяся в апреле встреча дала повод для «осторожного оптимизма» всем сторонам, причастным к приднестровскому урегулированию.  Воронин и  Смирнов заявили тогда, что «путь для переговоров» открыт, эксперты возобновят работу, созданные рабочие группы будут заседать регулярно. Заодно, непримиримые оппоненты  обещали, что будут вновь встречаться – как только потребуется необходимость их вмешательства для  решения насущных проблем. 

Но это были лишь дипломатически выдержанные заявления для подоспевшей к встрече приднестровской прессы. Молдавская пресса о встрече узнала только из скудных сообщений президентской пресс-службы, а брифинг в Кишиневе был организован только для представителей лояльной к президенту Воронину прессе, которая лишних вопросов не задает. Уже тогда стало понятно, что утверждения о «прорыве» сильно преувеличены, и хвастаться особо не чем. Каждая из сторон осталась при своем: президент Молдовы говорил о необходимости реализации его инициатив по укреплению мер доверия и сближению позиций, а лидер Приднестровья настаивал на том, чтобы Молдова дала ответ (разумеется, – положительный) на инициативу Приднестровья о подписании (межгосударственного) Договора о дружбе и сотрудничестве. Этот совершенно неприемлемый для Кишинева документ Смирнов передал Воронину в апреле.

Результатом апрельской встречи стали лишь несколько заседаний отраслевых рабочих групп, которые пытались решить накопившиеся проблемы в области экономики, транспорта, возобновления полноценного движения поездов по железной дороге через Приднестровский регион. Первые же встречи показали, что годы отсутствия контактов и переговоров отнюдь не способствовали сближению позиций, а былые разногласия приобрели, практически, непреодолимый характер. Вскоре члены рабочих групп убедились в бесперспективности своей деятельности и прекратили ее. Стало очевидно, что «прорыв» откладывается.

Как говорится, не было счастья, да несчастье помогло. Возникшая в конце августа ситуация вокруг Абхазии и Южной Осетии вновь придала актуальность приднестровскому урегулированию. Война между Россией и Грузией напомнила мировому сообществу о существовании и необходимости решения других замороженных конфликтов, в том числе – приднестровского. 

С одной стороны, Кишинев получил шанс воспользоваться благоприятной для себя ситуацией, чтобы попытаться хотя бы возобновить переговорный процесс, о необходимости которого активно говорилось на протяжении прошедших с момента встречи в Бендерах шести месяцев.

С другой стороны, ситуация была не только благоприятной, но и щепетильной. Молдова должна была как-то отреагировать на происходящие события. И сделать это нужно было так, чтобы не обидеть Россию, которая играет ключевую роль в приднестровском урегулировании, но и не поссориться с партнером по ГУАМ – Грузией, которую поддерживают США и ряд ведущих стран Евросоюза. Соломоново решение было найдено: Молдова ничего не заявила, а лишь присоединилась к заявлению Евросоюза, высказавшегося за вывод войск и мирное решение конфликта. На тот момент Кишиневу этого было достаточно, чтобы соблюдать относительный нейтралитет.
 
Однако вскоре возникла необходимость конкретизировать  позицию. Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии и ждала от своих основных партнеров поддержки и понимания в новом противостоянии с Западом. Было бы наивно ждать такой поддержки со стороны стран, которые сталкиваются с проблемами сохранения своей территориальной целостности. Официальному Кишиневу пришлось более внятно высказаться по этому поводу, правительство заявило о том, что «как и в случае с признанием Косово, этот шаг лишь сокращает ответственность сторон в конфликте по поиску компромисса между нациями».

Высказавшись за  поиск «справедливых и современных решений, при соблюдении принципов территориальной целостности и гарантированию прав и свобод человека», молдавское правительство подчеркнуло «отсутствие каких-либо связей и схожести между создавшейся ситуацией и ситуацией в Приднестровском регионе».

Вскоре после этого, в конце августа последовала новая встреча президентов Владимира Воронин и Дмитрия Медведева. Молдавский президент дополнительно разъяснил сложность ситуации для Молдовы, а российский - вовсю поносил недавнего политического партнера Воронина – президента Грузии Михаила Саакашвили, который на выборах 2005 г. по просьбе западных партнеров приезжал в Кишинев, чтобы оказать политическую поддержку Воронину. Молдавский и российский президенты нашли общий язык. А их встреча показала, что молдавские власти предвосхитили некоторые события: пойдя на компромисс с Москвой, Кишиневу удалось преодолеть острый кризис в отношениях с Россией, изменить ее отношения к Приднестровью и не допустить признания Кремлем сепаратистского региона наряду с двумя другими республиками из Сообщества «За демократию и права народов».

В свою очередь, приднестровские лидеры также попытались извлечь максимальную выгоду из ситуации на Кавказе, неустанно напоминая России, что Кишинев не поддержал позицию России по Южной Осетии и Абхазии. Чтобы эти напоминания были более убедительными, МИД Приднестровья даже объявил мораторий на любые переговоры с Кишиневом – как минимум «до решительного и безусловного осуждения молдавским руководством агрессии Грузии».

«В последнее время Кишинев избрал фактически тот же курс, что и Тбилиси, преследуя те же цели: изменить формат переговоров и свести к минимуму роль России, создав условия для силового разрешения конфликта», - нагнетал страсти МИД Приднестровья.

Однако довольно взвешенная  позиция Кишинева была с пониманием воспринята как Западом, так и Россией. Дипломатические усилия Молдовы способствовали тому, чтобы все участники формата «5+2» стали предпринимать меры по созданию предпосылок для возобновления переговоров. Медведев пригласил «на ковер» Смирнова, посредники и наблюдатели провели встречу в Вене, все стороны начали готовить новую встречу Воронина и  Смирнова, которая может состояться уже до конца сентября. Во всяком случае, сразу после встречи с российским президентом в Сочи, Смирнов снял «мораторий» на контакты с Кишиневом и стал говорить о том, что «худой мир лучше доброй ссоры». Таким образом, печальные события на Кавказе стали своеобразным катализатором в возможном возобновлении переговоров по приднестровскому урегулированию.

(Следует)

Credite fără dobândă de la MAIB